Жестокое обаяние братвы. Захват...

Били по спине и пяткам ножкой от стула… Мотком колючей проволоки хлестали… Мотузили доской с торчащими из неё щетинкой мелкими гвоздиками… Подвешивали вниз головой (но не дольше 15 минут – чтоб кровь не заливала мозг)… Сжимали пальцы рук и ног тисками… К кончику носа подносили пламя зажигалки… Горящими окурками слегка коптили шею..

5. Захват

И однажды Люся наконец-то вернулась с курорта…

В сквер, где днём дремали Алик с Костиком, прибежал запыхавшийся Женька, и сообщил: «Только что приехала… на такси!..» Те даже не стали спрашивать — кто… И так ясно: долгожданная Люсенька явилась на горизонте!..

…Дальше уж — проще…

…Позвонили в дверь, «беспокоят соседи с нижнего этажа – нас водой заливает!», — как только она открыла — ворвались тройкой грязновато-небритых оборванцев с лихорадочным блеском в глазах…

Любой испугался бы!.. Вот и Люся испуганно завизжала.

Успокоив её парочкой пощёчин, объяснили, что она им не нужна, их интересует лишь её хахаль, Димочка… Она истерически забормотала: «Никакого Диму не знаю!», потом поправилась: «Мы с ним год назад расстались, где он сейчас – понятия не имею!»

Пришлось деликатно воздействовать пальчиками на её болевые точки… Раскололась!..

Ну то есть с Димочкой она и взаправду больше не контачила, это — факт, но зато она указала координаты его помощника Славика, который обязательно знает, где Дима в данный момент находится. Предупредив Люсю, чтоб о нашем визите – никому («не то – зарежем!»), — ломанулись в офис к Славе.

А тот вообще — деловой человек, привык считаться с реалиями. И когда подстерегли его вечером на выходе из офиса, и прижали в тёмном углу — без особых уговоров «сдал» Димочку с потрохами…

Ни за что не догадаетесь, где прятался Дима всё то время, что множество народу его разыскивали… В сумасшедшем доме!..

Точнее — в психлечебнице одного из соседних с Москвой небольших городов… Здесь он выжидал, пока закончится оформление выездной визы в Германию, из которой он, оказывается, планировал вскоре перебраться в Штаты. Причём для гарантии безопасности содержался Димочка в лечебнице не под своей фамилией, а под той, на которую имел ещё один, липовый паспорт — «Гиацинтов».

…К моменту появления наших героев у ворот психлечебницы они снова были при бабках. (Слава оказался так добр, что при расставании «одолжил собственный бумажник, со случайно завалявшимися там шестьюстами долларов). Слегка обескураживало отсутствие стволов, но братки секли, что в данной ситуации напрягать придётся не мускулы, а мозги, так что при известной доле удачи надеялись обойтись и голыми руками…

Медсестра в приёмном отделении подтвердила, что больной по фамилии Гиацинтов действительно находится здесь на лечении, — отделение такое-то, палата такая-то… Но предупредила, что свидеться с ним не удастся — посетителей в психушку не пускают…

А надо сказать, что охрана в психлечебнице — почти такая же, как в солидном банке. Туда и проникнуть трудно, а выйти обратно вместе с упирающимся и брыкающимся придурком — практически невозможно.

Стали думать… И придумали!..

Поймав в окрестностях оного отделения дюжего санитара в некогда белом, а ныне пожелтевшем от старости, покрытом бурыми пятнами халате — с ходу предложили ему заработать за полчаса двести долларов.

«Кого надо убить?» — понятливо поинтересовался он. Леший объяснил, что на этот раз мочить никого не придётся. Но лежит у них в отделении один мерзкий тип («оттрахал мою сестричку, а денег на аборт не даёт!»), и надо этого типа доставить им в связанном состоянии…

«Да за такие бабки я и главврача через полчаса приволоку!» — обрадовался легкости предстоящего дела санитар.

Тут же пошёл в отделение, нашел в палате отдыхавшего после процедур Димочку, без всяких предисловий шарахнул его по голове кулачищем, чтобы не трепыхался. Потом – завернул в одеяло, отволок в медкабинет, где на окнах не было решёток, и — скинул со второго этажа в услужливо подставленные руки братков. Спустился вниз, взял от них свои честно заработанные доллары, и через кустики — провёл до ворот психлечебницы.

Оттуда, взяв такси, они с шиком отвезли завернутого в одеяло Димочку (таксист даже не поинтересовался, кого это транспортируют в таком виде и бесчувственного) в Подмосковье, на арендованную на три дня за 50 долларов дачу.

Тут планировалось убедить Димочку в том, что ему лучше вернуть украденные у нашенских авторитетов сто штук «зелени», да заодно и в карман лично братков отмаксать по полной программе…

Когда Димочка, придя в себя, обнаружил перед собою их зверские хари, в лице его возникло подобие лёгкой паники…

Но он быстро взял себя в руки. И вообще – оказался орешком куда покрепче того, что они ожидали, полагая, что после пары часов угроз, криков и пинков каблуками под ребро он с радостью отдаст им всё, что имеет…О, как же они ошибались!..

В принципе, одно то, что он ухитрился спереть полтора лимона долларов у людей тоже ловких и не пальцем деланных — свидетельствовало о его силе воли и незаурядности… И теперь Димочка это на деле полностью подтвердил.

Вначале он ещё полчасика поиграл в незнанку («У меня — амнезия, ничего не помню, потому и в «дурку» попал… Вы — кто?.. Какие сто тысяч?!.»), но потом, сообразив, что ему всё равно не верят, заявил уже в открытую, что ни хрена не отдаст.

«Хотите убить — убивайте. Но тогда тем более вам ничего не достанется!..» — твёрдо пообещал Димочка.

И возились они с ним очень долго…

Темнить не стали, объяснили ситуацию досконально: если не вернут «буграм» украденное у них бабло – и его, и их порежут на мелкие кусочки. Поэтому вернуть деньги они должны и обязательно!.. И — вернут, чего б это им ни стоило!..

Подумав, Димочка ответил на это, что сердце у него слабое, долгих пыток он не выдержит, загнётся от сердечного приступа, — «а тогда – хана вам, парни, как сами только что верно и предсказали…»

Блин, ну чем на это возразишь?!.

И не то, чтоб после этих слов его совсем уж не пытали… Били, конечно же, но — осторожно, бережно, полу–любя, то есть практически – без малейшей пользы…

А словесному жиму он не поддавался… Не человек — кремень!..

Что именно делали с ним физически?.. Да пустяки, в общем-то…

Били по спине и пяткам ножкой от стула… Мотком колючей проволоки хлестали… Мотузили доской с торчащими из неё щетинкой мелкими гвоздиками… Подвешивали вниз головой (но не дольше 15 минут – чтоб кровь не заливала мозг)… Сжимали пальцы рук и ног тисками… К кончику носа подносили пламя зажигалки… Горящими окурками слегка коптили шею.. Надевали на голову пластиковый пакет и перекрывали доступ воздуха… Опускали головой в тазик с водою и держали, пока не захлёбывался…

Как видите, всё — гуманно и человеколюбиво… Понятно, что он только посмеивался над столь детскими попытками его разговорить…

Леший даже зауважал его за такое поведение. Не просто воришкой оказался, но и вполне достоянным противником. Такое не часто встречается…

…Однако время шло, и из трех суток, на которую арендовали дачу, прошло уж два дня, а он никак не поддавался пытливости допрашивающих.

… Костик уж запаниковал, чуть ли не вешаться от отчаяния собрался!.. Да и Алик с Женькой приуныли…

Бессонно проворочался Леший всю ночь, — думал, считал возможные варианты.

А утром, побродив по окрестностям дачи, нашёл что хотел — маленького бездомного котёнка. Принёс его в дом, поставил на пол перед стулом, на котором сидел привязанный к нему Димочка. Он следил за манипуляциями Лешего равнодушно. Чувствовалось, что внутренне готов ко всему…

Леший понял: или сейчас, или уж никогда…

Сказал решительно: «В общем, вражина: либо идёшь на мировую, и отдаёшь бабки, либо — отрежем тебе голову пилой, и отвезем в Энкс… Покажем «авторитетам», — пусть видят, что обидчик их наказан сполна!.. Авось и смилостивятся над нами, оставят жизнь… А нет – и хрен с ним, лично я за свою жизнь – не цепляюсь!..»

Он недоверчиво щупал гляделками, изобразил скептическую ухмылку: «Не посмеешь меня замочить… Тогда вашим бабкам – хана!»

Старая песня.

Решительно набрав воздух в груди, Леший с презрением выдохнул: «Ну и плевать!.. Зато тебя, падлу, кончу!..»

Он всё равно не верил. Нужно было убедить, что не шутят с ним… И Леший даже знал, что именно надо сделать!.. Готовя себя к неприятному, но неизбежному, он всячески «заводился», вслух рассуждая о том, как вернее с Димочкой поступить.

Везти из Москвы на родину трупешник целиком — неразумно и слишком хлопотно… А вот если отрезать голову и положить в пакет, то отвезти её одну — в самый раз!.. Остальное туловище – зароем на территории дачи…

«Правильно, давно пора!» — обрадовался прислушивающийся к этому разговору Женька. Сбегал в соседнюю комнату, принес оттуда пилу и большую эмалированную миску — для головы.

Лешего его ретивость смутила. Он-то, если честно, пока ничего отрезывать не собирался, — ведь эту процедуру можно проделать только однажды, и она необратима, что действительно ставит крест на всех планах по возврату бабла… А кореш, восприняв всерьёз, уж начал готовиться…

В голове мелькнуло шальное: «Может, и впрямь кокнуть Димочку-паршивца?.. Ох, как же надоело с ним возиться…»

Внимательно наблюдавший за выражением его лица Димочка, почуяв этот переход от словесных угроз к решимости действовать, приуныл…

Но внешне — продолжал бодриться. Буркнул упрямо: «Не посмеете!..»

И тогда Алик продемонстрировал ему последний, заранее обдуманный аргумент!.. Со словами: «А ты погляди, как я это буду делать!», — поднёс ко рту поднятого с пола за хвост котёнка, ухватил зубами его голову, хрясь — и откусил голову напрочь!.. Котёнок даже мяукнуть не успел!.. Мощными клыками пережевал кошачью головку, перемалывая её в мелкие кусочки, проглотил… Тушку отбросил в сторону, сыто икнул, похлопав себя по животу руками.

Рядом грохотнуло – это потерял сознание и упал наблюдавший происходящее со стороны Костик. Да и Женька тотчас помчался в туалет — блевывать!..

О Димочке и говорить нечего!.. Мертвецки побледнел, мгновенно представляя, что через минуту с ним будет примерно такое же…

В общем, зрелище получилось эффектное!..

Но это – со стороны. А так — подумаешь… Откусил, пережевал, проглотил… Элементарно!.. Леший даже и не думал, что всё так легко получится…

…В общем, после этой сцены Димочка не то чтоб сломался, но – смягчился чуток… И — отдал краденные у энских «паханов» сто штук!.. (Про планы братков выжать из него и проценты они уж и не заикались… Из такого — выжмешь!.. Дай Бог тут хотя бы свои кровные вернуть…)

Отдавались деньги по частям, через Диминого помощника, Славу. Причём делалось это так, чтобы последнюю часть бабла получали братки одновременно с освобождением Димы из-под стражи (он явно не верил им, опасаясь, что после получения денег его прихлопнут!)

Прощались с ним — почти дружески. Он не забыл крепко пожать руки Алику, Женьке и Костику, чуть ли не пожелав успехов в их нелёгкой бандитско — банкирской деятельности. Но в его сощуренном взгляде читалось: «Сволочи!..»

Вспоминая. Леший покаялся: была у него при том прощании надежда, что после возврата «паханам» их лавэ он вернётся в Москву, снова найдёт Димочку, и всё-таки вытряхнет из него хотя бы миллион!..

Но — увы… Не довелось им свидеться. Сразу же после освобождения, как Леший потом узнал, Димочка рванул в Германию, оттуда — в США, и затерялся где-то на планете…

…В свой город возвращалась троица гордыми победителями. «Обрадованные возвратом своих капиталов «паханы» простили им ранее допущенную оплошность, и пока что — кончать не стали.

«Спасибо им за это душевное!..» — так обычно заканчивал Леший эту многократно повторяемую им историю, обводя слушателей слегка удивлённым взором. — словно до сих пор поверить не мог, что после таких передряг остался живым!..

…Мне же всё тот несчастный котёнок вспоминался…

Жаль заморыша!..

Продолжение следует

Владимир КУЗЕМКО, для УК


Источник: “http://cripo.com.ua/?sect_id=9

ТОП новости

Вход

Меню пользователя